Истории, которые вдохновят вас на большее
Помочь проекту

Елена и Александр Висюлькины

Темников, Республика Мордовия, 2010
0
Сказать спасибо
Поделиться

Елена и Александр Висюлькины - самая многодетная семья Мордовии, они воспитывают 18 детей - 5 своих и 13 приёмных. В 2022 году Висюлькины стали победителями Народной премии "Время героев" и номинации "Герои семьи", а также история о них вошла в книгу "100 подвигов обычных людей . Том 3". Команда проекта «Подвиги» провела интервью с Еленой Висюлькиной и рассказывает историю этой семьи. 

 

- Мы встречаемся в начале учебного года и, насколько я знаю, у вас несколько выпускников в этом году, верно?


- Да всё верно, в этом учебном году мы будем праздновать целых три выпускных. Двое сыновей выпускаются из 11-го класса, сын и дочка - из 9-го. И ещё двое - из 4-го класса.

- У старших выпускников уже есть представление о том, куда поступать и чем заниматься по жизни?

- Да, Максим, например, определился, что его специальность будет связана с информатикой и математикой. Он планирует поступать в педагогический университет. Вадим пока в раздумьях. Вера выпускается из 9-го класса и будет поступать в педуниверситет на специальность «Педагог начальных классов», получит среднее профессиональное образование. Дима после девятого планирует пойти по стопам старшего брата Александра. Он у нас закончил сначала колледж по специальности «Ремонт и обслуживание компьютерной техники», затем университет по специальности «Информационная безопасность». Теперь работает в Москве начальником отдела информационной безопасности, вот и Дима хочет в том же направлении развиваться. 

- Они сами выбирают, куда пойти или вы их направляете?

- Старшему сыну мы подсказали. Он не знал, куда идти после 9-го класса и пришёл ко мне за советом. Мы стали вместе рассуждать: «Компьютеры, телефоны у всех есть? Ремонтировать их надо? Вот и поступай туда, где этому научат». Сначала он поступил в автомеханический техникум в Саранске и закончил его с хорошими результатами, без троек. После этого в вуз. Ни разу не пожалел о сделанном выборе, наоборот благодарит за то, что мы его вовремя направили. Говорит, что очень нравится его работа. Причём он располагает сразу двумя профессиями: он и ремонтник, и специалист по информационной безопасности. Крайне удачно, я считаю.

- Это мы говорим о старшем сыне, а что с остальными детками. Где они учатся?

- Саше сейчас уже 28 лет, он наш первенец. Потом по возрасту идут девочки Кристина и Арина. Арине 22 года, она закончила с красным дипломом Темниковский сельскохозяйственный колледж. Сейчас учится на последнем курсе на двух факультетах: юридическом и экономическом. Зимой получит высшее юридическое, а летом экономическое образование. Плюс она работает во дворце культуры у нас в Темникове. Она там поёт и ведет мероприятия – поющая ведущая (смеётся)

Кристине 21 год, она с красным дипломом закончила наш местный сельскохозяйственный колледж, учится в педуниверситете в Саранске по специальности «Земельно-имущественные отношения». Еще одна дочь Настя, также закончила сельскохозяйственный колледж и теперь работает в Нижнем Новгороде. Следующая по старшинству Юля, ей 20 лет. До того как попасть к нам, она училась только на "2" и "3", ничто её не интересовало. Теперь совсем другое дело! Дочка без троек окончила школу и с красным дипломом колледж по специальности «Земельно-имущественные отношения». Теперь учится на втором курсе в педуниверситете и работает в соцзащите в Краснослободске.

Затем у нас идёт Надюшка. В этом году она закончила сельскохозяйственный колледж, поступила в педуниверситет на Химико-биологический факультет. Дальше Максим и Вадим – наши одиннадцатиклассники, а за ними Дима и Вера – это девятиклассники. 

Аднрей и Ксюша учатся сейчас в 8-м классе. В 7-м трое - Артём, Данил и Аня. В 4-м классе двойняшки Алина и Матвей. А самый младший Илюшка перешёл в третий класс. 

- Как часто получается собираться всем составом?

- К сожалению, далеко не каждый день. У Настюшки не получается часто приезжать из Нижнего Новгорода. Работа такая, что и выходных-то у неё практически нет. Но, если она в состоянии улучить время, обязательно мчится к нам. В основном мы созваниваемся по видеосвязи или списываемся в мессенджерах. Саша, наш старший, пока работал в Саранске, каждую неделю ездил домой. А из-за того, что он теперь перебрался в Москву, видим его раз в месяц или два. Часто из столицы тоже не наездишься. Юля рядышком живёт в Краснослободске, она там работает. Её видим почаще, конечно. Надюшка в Саранске – тоже недалеко – приезжает так часто, как только может. Все остальные живут с нами. Мы очень любим собираться всей семьёй, особенно по выходным. Общаемся, делимся новостями друг с другом – это самое счастливое время недели. 
- Елена, поделитесь, как у вас родилась мысль взять приёмных детей?

 

- История началась, когда мне было лет 15. Я стала подрабатывать в садике нянечкой. Мне настолько нравилось возиться с детьми, что я и на летние каникулы нанималась туда. Все мои сверстники отдыхали, а я работала всё лето. После 9-го класса поступила в педучилище. Как-то нас привели в больницу с отказничками. Я увидела их, и в груди защемило от жалости, захотелось помочь чем-то малюткам. Эта мысль руководила мной, пока я потихоньку, помаленьку переносила туда всё детское наследство, что осталось дома после нас с братом. Была бы моя воля, я взяла бы их к себе тогда же и сразу всех. Даже упрашивала маму приютить хоть одного. Но она была непреклонна: на её плечах лежали заботы обо мне и брате, уход за бабушкой и хозяйство, потому она отвечала: «Вырастишь сама – бери, сколько хочешь». 

С тех самых пор чувство, что я должна дать хоть скольким-то деткам тепло и ласку, засело внутри. Мамину фразу моё подсознание восприняло очень серьёзно, но я никогда не думала, что у меня будет целых 18 детей. Видно, Господь распорядился так, и это чудесно! Теперь мама помогает мне. Заботливая бабушка, она всегда рядом с нами и детками. 

- Расскажите, кого вы приняли первыми? 

- Разговор о том, чтобы принять детишек из детского дома, мы с мужем давно вели. И в 2010 году окончательно созрели. Решающим моментом было то, что мы получили благословение схиигумена Феодосия. Это был наш духовник, почивший ныне, к сожалению. Его слово стало для нас решающим толчком. Так с благословения и начался наш путь.

Мы собрали документы, обзвонили детские дома. Но в Мордовии взять под опеку детей не удалось, так как своих было уже четверо, а местные нормы запрещали отдавать в такие семьи ещё ребят. Нам порекомендовали обратиться в другие регионы страны. Мы созвонились с детским домом на нашей родине в Саратовской области. Сотрудники предложили нам взять под опеку троих девочек – Настю, Веру и Надю из Хволынска. К слову, позже у них родилась ещё и четвёртая сестрёнка – Анечка – её мы забрали спустя три года.

- Можете рассказать подробнее, с каким настроем ехали за ними, что испытывали в тот момент?

- Мы ехали туда с воинственным настроением. Потому что хотя девочек пообещали нам, администрация детдома на ходу изменила решение, чтобы отдать их за рубеж. Мы решительно вступили в «схватку» за девочек и, к счастью, победили: наши дочки поехали к нам домой. Эти первые малышки были самые выстраданные, дальше дело пошло на лад. К нам в семью попадали те детки, чьих родителей лишили прав по тем или иным причинам, но они живы и знают, где их дети находятся. Благодарят нас за заботу и воспитание! Только один мальчик из всех сирота.

Так у нас 4 сестрёнки из одной семьи оказались, а через некоторое время дети стали просить, чтобы мы взяли ещё кого-нибудь, с папой они поделились этой мыслью. Он изначально воспринял без энтузиазма эту идею, но ребята стали его умасливать, уговаривать словом и делом убеждать, что нашей семье хорошо бы ещё подрасти. В итоге он согласился.

На этот раз нам предложили забрать 4-летнего мальчика и двойняшек 3 лет – девочку и мальчика. Когда мы их увидели, не поверили глазам: все трое были истощены до крайности! Мальчик, что постарше, выглядел не на четыре года, а на три с натяжкой. У него была настолько большая голова, что она перевешивала его тело, в положении сидя он падал. Ему ставили "водянку", но, к счастью, этот диагноз не подтвердился.

С двойняшками было всё совсем грустно. По документам им было три года, но по развитию, росту и весу они были как полуторагодовалые дети. Каждый по шесть килограмм весом, не ходили, были без зубов, без волос, гнили заживо, ногти отваливались, и кожа в ужаснейшем состоянии из-за атопического дерматита.

Увидев малышей, я засомневалась, так как не была уверена, что мы их вытянем в домашних условиях. Они же такие маленькие, как вылечить всё это без госпитализации!? Но тут муж проявил твердость: «Всё – говорит. – Это наши». А их лечащий врач сказал, что если мы их не возьмём, в больнице они просто погибнут, так как они не смогут дать им ни надлежащего ухода, который требовался в их состоянии, ни полноценного питания. В итоге мы их забрали к себе. 

Дома мы начали их усиленно выкармливать и позаботились о том, чтобы у нас ребятам было хорошо. На тот момент мы держали 3 коровы, и на столе всегда были натуральные молочные продукты, мясо, субпродукты, плюс овощи и фрукты с огорода. Остальное должны были довершить свежий воздух и, конечно, любовь и ласка. Постепенно они поправлялись. В этом году нашим двойняшкам исполнилось 12 лет, а Данилке 13.

- Они все такие улыбчивые, от прошлых невзгод и следа не осталось? Расскажите, как они сейчас поживают, как учатся?

- Да, детишки сейчас счастливые. Учатся достаточно хорошо. Но есть небольшой нюанс, двойняшки Алинка и Матвей, как отставали в развитии на два года, так оно и осталось. Это связано с тем состоянием, в котором попали к нам. Да, им сейчас по 12 лет, но учатся они в 4-м классе. Чтобы успевать по предметам, они трудятся не покладая рук, приносят домой только четвёрки и пятёрки, назубок знают таблицу умножения. Не знаю, как пойдёт дальше, но третий класс они закончили без троек и это уже победа.

С ними, да и с остальными школьниками мы занимаемся каждый день. У нас не бывает такого, чтобы кто-то из детей явился в школу без готового домашнего задания. Всё потому, что в доме действует железное правило: пришел со школы, покушал, садись за уроки. Всё остальное потом, если останется время. Это закон, о котором они прекрасно знают, потому нам даже и напоминать не приходится, мол, надо за уроки садиться. Они сами. Мы только помогаем, если в теме или задании что-то непонятно.

С мамой мы разделили зоны ответственности: она занимается с ребятами по математике, а я по русскому языку и литературе. Всё потому что я – филолог, а мама больше математик по складу ума. Представляете, даже мы с мамой разные, а насколько разные детки к нам в семью приходили. Ведь мы никогда не выбирали, но сразу принимали тех, кого нам предлагали и каждый из них приходил в семью со своей болью или проблемой.

- Со здоровьем имеете в виду?

- И со здоровьем, и с характером, и с психикой. Первые три девочки, может быть, в силу того, что были первые, оказались самыми проблемными для нас. Настя в свои 10 лет уже многое повидала. Кстати, она у нас единственная кого мы, удочерили. Семья, где она родилась, была крайне неблагополучная. Папа за детьми гонялся и с ножом, и с кулаками, да так, что Настя с сестрёнками пряталась в кроне деревьев, чтобы он их не нашёл и не убил. А мама разных мужчин домой водила, вела амурные дела прямо на глазах у детей. 

Как-то раз, дочка призналась мне, что и курила, и алкоголь пробовала, когда с родителями жила. И это в 9-10 лет! Когда же переехала к нам – всё прекратилось. Её мировоззрение полностью изменилось, а нас она считала идеальными и чуть не боготворила. Сейчас ей 22 года, она живёт и работает в Нижнем Новгороде.

Про проблемы со здоровьем у двойняшек я только рассказала, но помимо всего этого у Ксюши ещё и психическое заболевание имелось. Это наследственное. Каждый ребёнок пришёл к нам со своей болью. А сейчас всё изменилось! Всё, что происходит с ними, как они меняются, убеждает меня, что Господь действительно любит вдов и сирот. Он их по жизни ведёт и бережёт от многих бед. Они под особым покровом у Бога и Пресвятой Богородицы, а мы им только помогаем перенести все невзгоды.

- Елена, это понятно, что все детишки разные, но ведь к каждому нужно найти подход. А это может быть не так просто, учитывая травмы, проблемы, заболевания. Вы проходили курсы приёмных родителей?

- Когда мы брали детей в 2010 году, этой школы ещё не было, её организовали позднее. Но сопровождение от Хвалынского детского дома, откуда мы взяли девочек, было, пусть и на бумаге. Мы им звонили раз или два, фото отправили письмом, что с девочками всё нормально. К слову, хочу рассказать ещё об одном важном обстоятельстве, которое связано с появлением в нашей семье первых приёмных дочек. Настя готовила побег из детского дома ровно на тот день, когда мы приехали. Она уже собрала вещи, свои и сестрёнок, и планировала покинуть приют, когда явились мы. Если бы она убежала, девочек ожидала бы горькая участь. Чего доброго можно ждать от улицы?! Но они, к счастью попали к нам. Это ещё один эпизод, когда Господь нам помог.

Директор детского дома предупреждала меня, что девочки непростые, со сложными характерами. Но они выросли и теперь всё выровнялось. Верочке вот уже 16 лет, а пришла она к нам в дом в 4 года. Первая помощница моя. Сложные, да, но все детки сложные и свои, и приёмные. К каждому нужно найти подход. Одному слова достаточно, и он поймёт, что поступает неправильно. Другого пока не накажешь, ничего не донести. И речь не идёт о физическом наказании. Обычно мы ставим в угол или оставляем в стороне от игр. Мол, посиди, почитай жития святых, ума наберись. Получается вроде и наказание, но и поучительное занятие.

- То есть вы интуитивно ищете подход к детям?

- Обязательно! Внимательно слежу, как каждый ведёт с себя в каждой отдельно взятой ситуации. Одного нужно пожалеть, у него, например, психика нарушена. Другой малыш очень чувствительный, моментально начинает нервничать. А третьему хоть кол на голове теши – никакого результата. Так и начинаешь искать разные пути-дорожки. Ага, раз ты так, значит посидишь пока в сторонке без мультиков, в тишине и подумаешь. Нужно подыскивать такие решения, чтобы затронуть струнки в его душе и повлиять на него, чтобы он по-настоящему почувствовал, что сделал что-то не так. С Божьей помощью получается, и вон какие детки вырастают. Мы ежесекундно, ежеминутно с ними занимаемся. Потому как знаем, если пустить воспитание на самотёк – всё пойдёт прахом. 
- Елена, проходили ли вы курсы по психологии? Или из книг что-то почерпнули?

 

- Вообще, у меня три диплома с отличием. Первый – диплом педучилища по специальности «Воспитатель детского сада», второй - диплом бакалавра в педагогическом университете им. М.Е. Евсевьева, и ещё один – диплом магистра по управлению образовательной деятельностью. Плюс я окончила курсы профессиональной переподготовки по специальности «Психология». Педагогическое образование помогает, конечно, в общении и воспитании. Но я считаю, что это ещё и дар от Бога: настолько особый путь, а значит и силы даёт тоже Он, чтобы по нему идти. Я очень люблю наших деток, они это видят, и отвечают взаимным чувством. Дети же чувствуют фальшь. Тем не менее я не раз слышала от людей вокруг недобрые замечания на наш счёт, особенно поначалу. Мол, всё, что мы делаем, то делаем из-за денег. На подобные выпады злопыхателей у меня всегда готов ответ: «Что же вы сами детей не возьмёте? Только попробуйте, каково это. Да, вы будете получать по 7500 рублей, но и ребёнка в шкаф, как куклу, не поставишь. С ним жить надо, воспитывать!» Справляемся ли мы? Думаю, да, так как не только мы видим, какими вырастают наши сыновья и дочки. Педагоги всегда отличают наших детей и отзываются о них только положительно. Это о чем-то, да говорит. Наши дети – это лицо нашей семьи.

- Елена, а бывало ли так сложно, что руки опускались, и накрывало чувство «больше не могу». Что вы делаете в такие моменты? 

- Конечно, бывало. Случается же и переутомление или какие-то неприятности. Пусть мелкие, но на фоне общей усталости... Например, вдруг кто-то перепачкается так, что не узнать или одежду раздерёт, что без слёз не взглянешь или, не дай Бог, еще что поинтересней натворит. Но православный человек понимает, что все обстоятельства вокруг – это его крест. Потому сядешь, молитвослов откроешь, помолишься, взбодришься, прокрутишь всю ситуацию и постепенно находишь выход. Порвал – зашьём или новое купим, поругались – помирим. Хорошо жить, когда знаешь Бога, тогда ты всё делаешь не для себя, а для Него и для детей. Вот и силы переживать все неурядицы даёт тоже Господь.

Ну и неоценима в такие моменты помощь родных: мамы, мужа моего, старших детишек. Все вместе они меня поддерживают кто словом, кто делом, кто заботой. Тогда понимаешь, что и беда-то невелика, самое главное – дети живы, здоровы и не болеют. Поверьте, я знаю, о чём говорю. У Алины – одной из двойняшек, к примеру, вдобавок к тяжелейшему истощению ещё и порок сердца диагностировали. К счастью, семь лет назад сняли этот диагноз.

- Это похоже на чудо! 

- Согласна! Господь их столько показал в нашей семье. Например, у детей ужасные дефекты речи были. Надя картавила так, что понять её было невозможно, а ей было 6 лет, когда мы взяли её. Косноязычием страдала страшным. Теперь же настолько всё изменилось! Она говорит чисто и ясно, будто и не было ничего. Благодаря детям я вижу множество чудес наяву.

- Вы упомянули, что после первых трех сестрёнок ребята сами стали просить: «Давай возьмём ещё». А вы помните, как ваши дети встретили первых дочек из приюта? 

- Очень и очень хорошо. У нас и тогда, и сейчас в семье все не разлей вода. И в первый, и всякий другой раз все принимают «новеньких» с распростёртыми объятиями. Такая любовь поразительная между ними. Меня очень радует, что наша семья настоящая. Нет такого, чтобы уехали и забыли. Наоборот, все возвращаются и общаются друг с другом искренне, с любовью, с радостью. Делятся какими-то своими секретами, эпизодами из жизни, младшие просят совета у старших. У нас нет такого: это твой брат, а это мой. 

- Вы как-то готовите детей к появлению новых братьев и сестёр?

- Конечно, да, но во многом они мне сами помогают. Они у нас очень открытые и любвеобильные. Когда я впервые сказала, что мы хотим взять ещё малышей, у них глазёнки загорелись. И пока мы собирали документы, они спрашивали: «Когда уже к нам детишки приедут?» Получается, мы в нашей инициативе были все заодно: и я, и супруг, и дети. А когда новые сестрёнки приехали, приняли их и сразу подружились. Вместе коров пасли и доили. Помню такую картину: три коровы и у каждой по девочке сидит – Настя, Арина и Кристина. Так было всякий раз. Новенькие приезжают и сразу растворяются. Мы – их, а они – наши. Хотя три месяца адаптации никуда не деваются. Дети привыкают к нашему укладу жизни, а мы к ним. Пока это происходит, разные нюансы возникают, это неизбежно, но потом всё быстро идёт на лад.

- Кто был следующий? Кого вы взяли после Дани, Алины и Матвея?

- Через некоторое время наша семья выросла ещё на трёх человек. Мы взяли Артёма, Андрея и Ксюшу. Следом за ними появился Вадим. Его вернули в детский дом из приёмной семьи. Он прожил там два года, после чего приёмные родители отказались от мальчика. Когда это произошло, он учился во втором классе. На тот момент у нас уже было 14 детишек, потому мы не планировали брать ещё кого-то. Но когда к нам обратились из опеки и предложили забрать Вадима, мы не стали отказываться. Сейчас сыну уже 17 лет, он один из наших выпускников-одиннадцатиклассников. На всех фотографиях он, как ярко-рыжее солнышко, его первым все замечают. 

После него мы приняли ещё двоих – Юлю и Максима. Их в своё время тоже приёмные родители вернули, так как не справились с девочкой. У неё был самый непростой характер из всех 18 деток. Когда они прибыли в наш дом, ей было 13 лет, а Максиму – восемь. Конечно, поначалу конфликты вспыхивали то и дело. Но с Божьей помощью мы всё преодолели.  И, наконец, в 2013 году у нас родился Илюшка, сейчас ему девять лет.

- Планируете ещё детишек?

- Знаете, на всё Воля Божья. Сама я уже никуда запросы не отправляю, но если нам снова предложат кого-то забрать, отказываться не стану. А пока тех, что живут с нами, ещё вывести во взрослую жизнь нужно. В остальном - как Бог даст, мы семья православная, верующая, и это накладывает отпечаток. Мы каждую неделю ходим в храм к Исповеди и Причастию. Потому как мы верим, если дети знают Бога, то они и ведут себя соответственно. 

У нас телефонами, например, пользуются только старшие. При этом весь досуг у ребят расписан. Они беседуют, шутят с нами, с братьями и сёстрами, играют в шашки, шахматы и современные настольные игры, в том числе с уклоном в бизнес. Ещё очень любят подвижные игры на улице: мячи гоняют, в настольный теннис и бадминтон играют - им всегда есть чем заняться. 

Не только я сама, но и учителя в школе отмечают, что наши дети более открытые, жизнерадостные, воспитанные. Вы сами знаете, как современные дети зависят от телефонов. У многих другого досуга практически и нет. На мой взгляд, наши ребята такие, какие есть, во многом благодаря тому, что не занимаются с этой «игрушкой». Вот и получается, что у них и занятия, и детство настоящее. Они не пропускают его, глядя в экран, но общаются и играют друг с другом. 

Детям я объясняю: «Ребята, вырастите для начала. Сейчас он вам не нужен вовсе, потому что в школу его носить запрещено – такой порядок администрация установила, а дома вам не до него». Они же уроки учат до вечера, а если чуть времени остаётся, смотрят мультфильмы, кто-то играет, а кто-то и на прогулку отправляется. Чем хороша большая семья? Тем, что не надо искать, с кем погулять – всегда есть компания. По себе знаю, каково это, когда подружки не выходят во двор. Скучно и грустно. А тут они всей гурьбой выскакивают, играют по командам, парой или все вместе. Главное, дружно и без ссор!

Они и на кухне хозяйничают, очень это дело любят, причём и мальчишки и девчонки. И убираются вместе, и по огороду помогают. Например, в этом году мы 15 соток картошки посадили. Так окучивали и копали все дружно: семеро копают, семеро собирают. 

- Как раз хотела об этом спросить. Расскажите поподробнее, как у вас быт устроен?

- Мы их учим всему, чтобы в жизни не пропали. Юля, Настя, Надя – все те, кто покинул родительское гнёздышко, благодарят нас за всё, чему научились дома. У Юли, например, своё хозяйство, она очень любит свой дом, сажает огород, а по осени делает закрутки на зиму. Мы стараемся воспитать из девочек хозяюшек, а из мальчиков – хозяев и мастеров на все руки. Для работы по дому мы четко распределяем обязанности: кто-то моет полы, кто-то посуду, кто-то за порядком в комнатах следит. В доме всего шесть комнат, и в каждой из них старший ребёнок отвечает за порядок. Если он замечает бардак, то либо сам устраняет, либо зовёт того жителя комнаты, кто не убрал за собой.

В остальном, наводим в доме красоту вместе: один пылесосит, другой пыль протирает, третий полы намывает. За чистоту полов раньше отвечала Надюшка, теперь она уехала в Саранск учиться, её преемницей стала Верочка. В доме у нас два этажа, иногда я назначаю ей в помощницы кого-то из ребят, но чаще всего она сама этим занимается. Встаёт в 5-6 утра и намывает полы, чтобы утром уже чистота-порядок были. Я ей время от времени говорю: «Поспала бы ещё, потом помоешь». Но она отвечает обычно: «Мам, я хочу до школы убраться. Придёшь домой, а тут чисто, уютно».

Не только Верочка, но и остальные детки у нас очень организованные. По будням после подъёма они через 10 минут уже внизу, умытые и одетые, завтракают, а наверху кровати заправлены, в комнатах порядок. И на кухне детишки работают со мной. В сезон закруток всё консервы готовим вместе – и помощь, и обучение получается. Мы же помногу всего крутим. Одних огурцов в этом году 250 банок закатали, а томатов – 150. Никто не жалуется, так как знают, зимой достанешь баночку, сваришь картошечку, добавишь рыбку, мяско, колбаску и всё – готов ужин. Дети очень любят наши солёности. 

А пока урожай ещё на грядках зреет, детишки помогают: и полют, и поливают. Мы все вместе выходим в огород трудиться. Личный пример – тут очень важен, впрочем, как и везде. Когда я на работе, в земельных работах им помогает мама: показывает, как и что делается, чтобы растениям это на пользу шло, а не вредило. 

- С какого возраста вы активно начинаете привлекать их к работе?

- У нас нет чёткой градации, в каком возрасте человек что должен делать. Они сами просят дать им поручение. Когда мы приняли первых девочек, старшей дочкой в семье была Арина. С Настей они ровесницы, и последняя была немножко ленивой. Когда пришла к нам и познакомилась с Ариной, лень как рукой смахнуло. Аринка у нас – маленький моторчик, никогда без дела не сидит. Настя заразилась её энергией, да и отставать от сестры ей не хотелось. Вот вам и личный пример. И не важно, чей он будет, свой или пример других детишек, в воспитательных целях главное, чтобы он был перед глазами. Старшие друг у друга учатся, а младшие на них глядят «мы тоже хотим» и втягиваются в процесс. Я никогда не отказываю, если детишки вызываются помочь. Тряпочки им раздам, пусть пыль протирают. 

 

Помимо работы по дому, учёбы и огорода у детишек есть увлечения. Мы – очень творческая семья. Я сама с 12 пела лет в вокально-инструментальном ансамбле. Сейчас я директор библиотечной системы Темниковского района, у меня 23 библиотеки в подчинении, а до этого трудилась в доме культуры.

Старший сынок Саша в своё время тоже пел и даже занимал почётные места и на местных, и на международных конкурсах. Арина тоже поёт и первые места на международных конкурсах занимала. Очень много мы с ней поездили. Кристина увлекалась вышиванием и бисероплетением, и тоже в международных конкурсах участвовала, становилась лауреатом первой степени.

В 2014 году мы победили на Всероссийском конкурсе «Ассамблея замечательных семей». Там участвовали приёмные семьи из 23 регионов. Конкуренция была очень сильной, такие чудесные семьи туда приехали. Помню семью батюшки из Подмосковья с 10 детишками, а ещё семью Куловых, но в итоге мы стали первыми.
- Поздравляю! Елена, вы рассказываете, а я думаю, сколько же забот и работы у вас должно быть. Откуда берёте силы на всё?

 

- Силы дают дети. Понимаете, захожу домой после работы уставшая, а они всей толпой бегут ко мне, кричат: «Мама пришла!» Как цыплятки меня облепят, начинают обнимать, целовать. Причем каждый ждёт своей очереди и каждый скажет: «Я тебя люблю, мамочка». А я смотрю на эти счастливые глазёнки, как же тут силам не прибавиться?! Потом разуют меня, разденут, накормят. Даже иной раз неудобно, и я пытаюсь отказаться, а они: «Нет, мамочка. Ты устала. Отдыхай, а мы всё сами сделаем». Дети – это и сила, это и счастье. После такой встречи я как заново рождаюсь.

- Что для вас самая большая радость в жизни?

- Для меня – это результат. Я же знаю всю их историю, видела, какими были, и могу судить, как они преобразились в нашей семье. Отрадно видеть, что твои дети выходят во взрослую жизнь воспитанными, трудолюбивыми, целеустремлёнными людьми. Ни за кого из них мне ни разу стыдно не было. Благодаря этому зреет осознание, что не зря мы взяли к себе этих девочек и мальчиков. То тепло и ласка, что мы им дали, пропитали и в итоге преобразили их в душевных, интересных людей. Они притягивают к себе людей своей открытостью, разнообразными интересами и заботой, которой они окружают. Не раз и не два случалось так, что семья, погостив у нас, собиралась домой, а их малыш просил родителей оставить его. Кто-то «выторговывал» лишние 10 минут, полчаса, час, а кто-то и до совершеннолетия готов был задержаться в нашем доме (смеётся)

- Елена, в семьях конфликты между братьями и сёстрами – обычная история. Как у вас с этим дело обстоит?

- Совсем без конфликтов, конечно, не обходится, но мы их пресекаем на корню. Драк вообще не бывает, так как они знают – кулаками ничего не решишь. Все ссоры разруливаем мирным путем. С ними всегда рядом находится кто-то из взрослых: я, мама или мой супруг. То есть они постоянно под присмотром, и если что-то где-то «заискрило», мы начеку. Идём и разбираемся. Разговариваем, выслушиваем обе стороны, объясняем что-то и в результате вместе находим решение проблемы.

- Есть ли у вас герой, который вдохновляет по жизни?

- Наверное, Богородица и её образ матери для всех людей. Ещё святые Вера, Надежда, Любовь и мать их София вдохновляют, их житие и иконы. Вообще, без помощи свыше нам было бы очень сложно. Они настолько отзывчивые, что даже когда к ним обращаешься пусть в небольшой молитве, то отчетливо чувствуешь утешение. У нас дома есть икона, которая мироточит. Её нам преподнесли в монастыре, на ней изображён ангел и семья, которую он крыльями обнимает. В том числе и через это мироточение, я ощущаю необычайную помощь нашей семье свыше.

- О чем вы мечтаете?

- Моя мечта, чтобы у всех детишек сложилась самая хорошая судьба, чтобы каждый создал семью, а дальше, чтобы детки и внуки пошли. Да, хочу, чтобы они подарили нам побольше внуков и все были счастливы! Чтобы Господь вел их всю жизнь, и они были под Его покровом, были счастливы и пригодились в своём деле. Тогда я буду знать, что мой труд был не напрасен.

- Сейчас у вас есть возможность напрямую обратиться к читателю, узнавшему вашу историю. Что бы Вы ему хотели сказать?

- Хочу сказать, чтобы люди не боялись рожать детишек и брать их из приюта. Никогда не нужно бояться, даже если нет особой возможности. Потому что дети – это самая большая драгоценность в жизни. Раньше в семье как было? По 8-10 детей. А сейчас? Дай Бог один-два ребёнка. От этого страдает и демография в стране и наши же дети, которым не с кем играть и не с кого брать пример. Не нужно бояться!

Фотографии семьи Висюлькиных специально для проекта "Подвиги" сделал фотограф Николай Гагарин, Саранск.
 

Я знаю об этой истории больше

Знаете об этой истории больше?

В свободной форме. Пожалуйста, не помещайте в это поле ссылки. Их вы можете прикрепить ниже
Вы можете прикрепить фото в форматах .jpg, .png
Редактор свяжется с вами, если появятся вопросы
Все правки проходят премодерацию. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации без объяснения причин
0
Сказать спасибо
Поделиться