Истории, которые вдохновят вас на большее
Помочь проекту

Любовь Сидорова

село Лаврентьево, Республика Мордовия, 1997
1
Сказать спасибо
Поделиться

 

Сельский почтальон Любовь Сидорова работает уже 25 лет и проходит пешком более 20 километров. В 2022 году Любовь Фёдоровна стала героиней книги «100 подвигов обычных людей. Том 3». Команда проекта «Подвиги» рассказывает её историю.

- Любовь Фёдоровна, расскажите, когда вы начали работу на почте?

- На почту я пришла в 1997 году, так до сих пор и работаю. Мне она действительно по душе! Я с людьми много общаюсь, в каждый дом по долгу службы наведываюсь. Среди адресатов разные личности встречаются: есть и «тяжёлые», неприветливые, но в основном старички-"божьи одуванчики", они мой самый любимый контингент. Всегда мне рады, всегда общительные, жизнерадостные. Охотно беседу заводят, про судьбу рассказывают: как жили, любили, детей растили. Мы с ними очень дружим. 

- Вам именно момент общения ценен, правильно?

- Пожалуй, это самое главное. Раньше мне было сложнее: район мой охватывал много далёких сёл, но со временем они опустели. С одной стороны и проще, но и грустнее. А работа по-прежнему нравится и всё тут.

- У вас в семье кто-нибудь был почтальоном или пример какой-то был перед глазами?

- Нет, никого не было. Когда приступила к работе, меня коллектив сразу принял, очень у нас в темниковском почтамте люди хорошие подобрались. Они меня научили всему. Эти люди и вдохновляли, и примером служили. Когда у нас почтовое отделение функционировало, было интереснее, конечно. Я на работу каждый день как на праздник шла.

- Любовь, как вы вообще пришли в профессию?

- Сперва в медпункте трудилась, я ведь медсестра по образованию, медучилище оканчивала. Но мне там не понравилось – поработала совсем недолго и в декрет ушла. А потом на прежнее место и возвращаться не хотела. Затем пошла кассиром в колхоз «Красное знамя». Через несколько лет пошёл разговор о ликвидации колхозов, а на почте как раз место освободилось, вот я и поступила туда на службу. Это примерно в 1997 году было, сейчас уж и не помню точно.

- Получается, вы работаете почтальоном уже 25 лет. Скажите, ваши обязанности как-то изменились за это время?

- Почти ничего не поменялось, делаю всё то же самое. Разношу почту, корреспонденцию, пенсию по домам. Правда, сейчас почта предлагает на продажу товары, теперь ношу ещё их. Старички, бывает заказывают что-то из продуктов, бытовой химии, а я им приношу. Вот и повод лишний раз увидеться, поговорить о том, о сём, да и помощь какая-никакая.
- А сколько сёл вы обслуживаете?

 

- Всего четыре села получается: Лаврентьево, Николаевка, Шумиловка и Весёлое. Раньше была ещё и Малиновка, но там уже никто не живёт. Да и в остальных адресатов тоже можно по пальцам пересчитать. В Николаевке, например, весь год только двое живут, а на лето приезжают дачники. Тогда деревня оживает ненадолго. Я разношу всем квитанции за свет. А зимой опять тишина, остаются только мои старички.

- Как же вы перемещаетесь между сёлами?

- Раньше, когда была помоложе, то и на лошади ездила, и на велосипеде, и на лыжах, часто на попутках добиралась. Достаточно в сёлах ещё жителей было, и людей, и транспорта было много. Каждый раз кто-нибудь да выручал. Редко когда приходилось пешком между сёлами передвигаться. 

- А сейчас как? Есть какой-то служебный автомобиль?

- Нет, добираюсь до адресатов, как получится. Если повезёт, кто-нибудь подбросит на машине до Весёлого. А там и до Николаевки недалеко, примерно три  километра. От Лаврентьево до Весёлого – около семи километров, Шумиловка попадается мне по дороге, то есть делать отдельно крюк и идти куда-то не нужно. Затем из посёлка Весёлого я направляюсь в Николаевку – это ещё чуть больше трех километров и - обратно в Лаврентьево. В общей сложности, чуть побольше 20 километров получается.

- Немаленькое расстояние … Любовь, давайте перейдём к истории с бабушкой, которую вы выручили в зимней избушке?

- Это было уже давно, когда я ещё в Малиновку к адресатам заворачивала. Тогда там ещё 7-8 пенсионеров жили, одна из них - та самая бабушка. Жила она в сторонке в крошечной неказистой избе, совсем одна. Так вот зашла я к ней как-то раз, а она на кровати лежит. Я ей объявила, что пенсию принесла. Она в ответ охает, и слабым голоском так: «Спасибо, дочка!» Стала её расспрашивать, что с ней случилось, а она говорит, что приболела, сил нет. За окном мороз, в доме холод. Спрашиваю, давно ли печку топила? На что бабушка заохала ещё сильней и сказала: «Где уж мне. Дров в доме нет, кончились. До дровника не дойти – нет сил».

Помогла ей: натаскала дров побольше, воды из колодца. Бабушка хотела меня конфетками угостить, поблагодарить, но мне одного её «спасибо» уже предостаточно было. С той старушкой мы и до и после не раз беседовали во время моих визитов. Она мне много рассказывала про свою жизнь. Как она росла в бедной семье, почему одна осталась на старости лет, как дом латала и чуть ли не сама строила его. Потому что помощи никогда ни от кого не ждала, всегда и во всём на себя полагалась. Помогут соседи – спасибо, а нет, не роптала на судьбу, и сама справлялась. Вот такая была старушка.

- Как она потом себя чувствовала?

- На поправку пошла, я к ней через месяц только зашла снова с пенсией, она уже бодренькая была, совсем оклемалась. В тот же день к ней соседи заглянули и потом уж каждый день проведывали. Не знаю, как так вышло, что она тогда два или три дня одна дома пролежала. Обычно в деревнях все присматривают друг за другом, особенно за одинокими старичками. Мало ли что с ними случиться может...

- Это единственный раз, когда вы своим приходом выручали своих адресатов? 

- Было ещё разок. В Весёлом у меня произошла похожая история, с другой бабушкой. Ногу она повредила как-то, и та разболелась. Да  так сильно, что и ступить нельзя. Сама она по натуре шустрая, быстрая, а тут я зашла в дом, и её нет нигде. Звала её, звала, а она в глубине комнаты за печкой лежит, на ногу жалуется. Осмотрелась я кругом, в избе темно, нетоплено. Вот я и помогла ей маленько: тоже дров принесла, а потом и печку истопила. Она уж так благодарила! 

Потом за одинокими стариками стали сиделки приглядывать, полегче им стало и такого уже больше не случалось памяти с моими адресатами. Когда старички вдвоём живут им веселей, конечно: и поговорить всегда есть с кем, и пригляд за здоровьем опять же имеется. Когда же они в одиночестве остаются, становится сложнее.

- А как вас встречают ваши бабушки?

- Раньше - как гостью дорогую. Я же не только пенсию ношу, но и новости из соседних сёл. Приходила к ним – радость большая. Кто за стол усаживал, кто чаю наливал, а с кем так, на крыльце общались. Все новости они у меня узнавали: как дела у соседей, все ли живы, здоровы, не уехал ли кто в город. Про своё житьё-бытьё рассказывали. 

Хлеб или пироги кто напечёт, обязательно угощали. Помню, в Шумиловке пожилая пара жила, теперь-то уж бабушки нет, а старичка дочь в Темников к себе забрала. Так вот пришла я к ним как-то раз, а они меня и хлебом, и щами накормили. И в дорогу с собой мне что-нибудь давали мои адресаты: и хлеба, и пирогов, и мёда, и конфет. Они меня и по имени-то не знают, всё «дочка», «дочка», а заботились и, правда, как о родной. До сих пор помню вкус тех пирогов и хлеба, особенного ржаного. Такой он вкусный и душистый был! Шла я дорогой, отламывала кусочек, о моих старичках думала.

- Сейчас что-то поменялось?

- Да, и очень. Сейчас народ особняком держится, общаются мало. Может, потому что достаток вырос, а может, ещё по какой-то причине. Не знаю. Раньше заходила к людям и чувствовала, как они рады, и разговор всегда интересный поддерживали. Сейчас не так.

- Как вас теперь встречают?

- По-деловому в основном. Пенсию принесла, здравствуйте и до свидания. Что старшее поколение, что младшее – все одинаково отстранённые какие-то. Есть, конечно, и добродушные адресаты, но это, скорее, исключение из правил. Мне кажется, это связано с тем, что в нынешнее время кто-то бедно живёт, а кто-то очень богато и на этой почве отгораживаются друг от друга. А раньше все одинаково жили, потому и народ сплочённым был.

- А как коллектив в почтамте, всё такой же дружелюбный?

- У нас нет отделения теперь, как было раньше, когда я только пришла работать. Сейчас весь коллектив – лишь я – почтальон. Мне на дом почту привозят, а я разношу. Как всех обойду – свободна. Привезут пенсию, снова иду по домам, старичков радую. Затем в Темников еду, отчитываюсь.

- А можно ли сказать, что профессия чему-то вас научила и если да, то чему?

- Думаю, да. Научила общий язык со всеми находить, в каждом человеке видеть интересного собеседника. Зайдёшь к людям, они и местные новости расскажут, и политическую оценку миру дадут. К учителям, помню, заходила, тоже чем-нибудь интересным делятся, и каждый раз чем-то новым. Когда в колхозе работала, такого не было. Что там интересного?! Сидишь в коморке, цифры считаешь, бумаги перебираешь – всё. Перешла в почтамт, совсем другое дело, и на работу взглянула другими глазами.
- Можете поделиться впечатлением, каково это - чувствовать себя человеком, который стал связующим звеном не только для людей из отдаленных сёл, но целых эпох? 

 

- На этот счёт у меня особых мыслей нет, но вот что я поняла, пока работаю почтальоном: люди всегда одинаковые. А что до связи эпох, то мне очень жаль вот этих моих бабушек, которых я навещала, беседовала с ними, и которые теперь отошли в мир иной. Таких адресатов, как они, сейчас уж и нет. От этого на душе кошки скребут. Иду я, скажем, мимо заколоченного домика и вспоминаю, кто здесь жил, как встречали меня, что рассказывали мои старички. А теперь там только паутина, пыль, да темнота живут. Деревни вымирают, и когда видишь это день за днём, очень плохо на душе делается.

- А сами вы в город перебраться никогда не хотели?

- Не сказать, чтоб мысли об этом никогда не появлялись. Особенно просятся они на ум, когда устаю дома от хлопот: огород, скотина, птица. За всем этим уход нужен. Устану, бывает, и думается мне: вот бы в городе недельку-другую пожить, чтоб дух перевести. Но постоянно жить там мне бы не хотелось.

- Почему?

- Привыкла к деревне, я с рождения сельский житель. Весь этот транспорт, суета городская не по мне. Мне больше нравятся наша тишина и спокойствие. В деревне природа рядом, вышел из дома и всё – ты на природе. А в городе, чтобы воздухом свежим подышать, нужно ехать куда-то. Как-то раз приехала в Саранск и ждала сына на улице. Так вот чуть не задохнулась: жара, духота, воздух тяжёлый. Вокруг машины снуют, все спешат куда-то. Посмотрела я на это всё и подумала: как же тут люди-то живут?!

Представить себе не можете, как я обрадовалась, когда вскоре домой уехала. В нашу тишину и красоту. Пускай грядки, скотина и работа с утра до темна, по мне это гораздо лучше, чем мариноваться в городе.
- А дети у вас в город перебрались, правильно?

 

- Не совсем. Они живут и работают в посёлке Явас, Зубово-Полянского района. У них свои семьи, дети, но приезжают. Почтальонами никто не стал. Но вот, что интересно, внук поступил в темниковское медучилище после 9-го класса. В этом он пошёл и по моим стопам, и по стопам бабушки по материнской линии. Остальные же внуки ещё маленькие, рано им определяться.

- А дети ваши чем занимаются?

- Один работал в УФСИН, но уже вышел на пенсию. А второй - предприниматель, чего-то там всё предпринимает (смеётся). У меня 2 сына, 5 внуков и 1 внучка. 

- Наверное, летом настоящий детский сад в деревне?..

- Да, весело. Вся команда ко мне приезжает, отдыхают и, конечно, по хозяйству помогают. Изредка я беру их с собой по адресам. Но им это не интересно, я ведь хожу не торопясь: с одним поговорю, с другим. А они всё: «Бабушка, бабушка, пошли домой!» 

- О чем вы мечтаете?

- Даже не знаю, это по молодости мечтали больше. Сейчас уже главное – здоровье, лишь бы ноги ходили, поработать бы ещё, а чего нам ещё-то мечтать. 

- Что хотели бы сказать читателям книги "100 подвигов обычных людей"?

- Мои старички-адресаты всегда удивлялись, почему я на работе всегда весёлая? Неужели не устаю? Я им от всего сердца говорила и говорю, что для меня работа – это праздник. А сейчас посчитала, батюшки, уж 25 лет прошло, как я почтальон, а мне всё никак не надоест. Мне кажется, так всегда бывает, если человеку нравится работать. Вот это и будет моё обращение: не бойтесь работы, какой бы она ни была, трудитесь, радуйтесь и общайтесь с людьми больше. Да не просто так, а с душой. Потому что как к людям отнесёшься, так и они с тобой обходиться будут.


Фото Любови Сидоровой специально для проекта "Подвиги" сделал фотограф Николай Гагарин, г. Саранск.

Я знаю об этой истории больше

Знаете об этой истории больше?

В свободной форме. Пожалуйста, не помещайте в это поле ссылки. Их вы можете прикрепить ниже
Вы можете прикрепить фото в форматах .jpg, .png
Редактор свяжется с вами, если появятся вопросы
Все правки проходят премодерацию. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации без объяснения причин
1
Сказать спасибо
Поделиться