Истории, которые вдохновят вас на большее
Помочь проекту

Марина Гапич и Алла Леонкина

Краснодар
3
Сказать спасибо
Поделиться

В Краснодаре зооволонтёры Марина Гапич и Алла Леонкина спасают брошенных животных. В 2022 году Марина и Алла стали героинями книги «100 подвигов обычных людей. Том 3». Команда проекта «Подвиги» рассказывает их историю.

 

- Алла и Марина, здравствуйте! Первым же вопросом попрошу вас рассказать про собаку Монику, которую вы спасли.

 

Марина: История началась в декабре 2020 года после звонка нашей знакомой Ирины. Она живёт в станице Пластуновской Краснодарского края. Позвонив, она рассказала о собаке, которую обнаружила возле работы. Было ещё темно, потому она не сразу поняла, почему малышка лежит без движения. Когда же рассвело, открылась ужасная картина: у собаки были отрезаны лапы. 

Сами мы живём не в станице, потому увидели Монику позже, уже в ветклинике в Краснодаре, куда её доставили на зоотакси. Она была крайне истощена, страдала от колоссальной кровопотери, а культи на месте лапок источали неприятный запах. Мы поражались, как собака выжила?! Ведь со слов очевидцев – сослуживцев Ирины – она лежала там уже две недели.

10 дней врачи боролись за жизнь малышки. Они зачистили и обработали раны, сделали переливание крови. Это были очень тяжелые, волнительные дни. Каждый день мы засыпали и просыпались с мыслями о Моничке. Каждое уведомление на телефоне отзывалось содроганием в сердце – боялись получить самое страшное известие.

И всё же пока Моника была в клинике, мы не теряли время и искали врача, который изготовил бы протезы для Моники. Московская зоозащитница Лиза рассказала нам про Сергея Горшкова - врача из Новосибирска, который создаёт новые «лапки» животным (Сергей Горшков - герой второго тома книги "100 подвигов обычных людей") . Мы с ним связались, рассказали историю Моники и отправили подробные фото и видео, чтобы он имел чёткое представление о состоянии собаки. Он решил принять участие в судьбе Монички и вернуть ей возможность нормально двигаться. Чтобы запустить процесс подготовки протезов, мы съездили в Ростов-на-Дону, где сделали компьютерную томографию конечностей, а Сергей Сергеевич на основании полученных снимков начал создавать протезы.

Алла: Саму операцию пришлось ждать ещё около полугода. Сергей Горшков как опытный специалист, знал, что к подобной операции нужно подготовиться очень серьёзно.  Он уже протезировал все четыре конечности у кошек, но с собаками такого опыта не было. Тут следовало учесть ряд особенностей в физиологии: толщину костей, строение лап и так далее.

Для оплаты лечения Моники мы объявили сбор на странице в соцсети. Раньше мы именно так собирали средства для наших подопечных, люди делали переводы со всего мира. В этот раз подписчики тоже очень живо откликнулись, и помощь начала приходить из разных уголков планеты. В итоге набралась сумма более 500 тысяч рублей. 

Пока шли приготовления перед операцией и изготовление протезов, Моника проходила дополнительное лечение. Врачи обнаружили у неё дирофиляриоз, или проще говоря «червей» в сердце. Было необходимо дорогостоящее лечение, непростое для собачки с риском осложнений. К счастью, малышка со всем справилась. Плюс мы занимались с ней физиотерапией в бассейне, чтобы держать её вес в норме, а мышцы в тонусе. Она же не ходила, только ползала и потому могла сильно поправиться - а в таком случае операция по протезированию была бы противопоказана.

Марина: К счастью, наши занятия не дали Моничке располнеть и 7 сентября 2021 года Алла полетела вместе с ней в Новосибирск к Сергею Сергеевичу, где малышку пришлось оставить. Забрали мы её лишь в феврале 2022, так как Монике пришлось задержаться в Новосибирске. На операции возникли сложности с протезами. В последний момент выяснилось, что в компьютерной томографии, которую мы делали в Ростове, была допущена ошибка в масштабировании. Протезы, изготовленные по снимкам, оказались слишком большие. 

Нашей Моничке всё-таки установили протез на одну лапку. А вот остальные пришлось изготавливать заново, и всё это время она находилась в клинике под наблюдением специалистов. Когда же были готовы новые протезы, которые сделали с учётом всех предыдущих ошибок, Монику вновь прооперировали. К счастью, всё прошло гладко, и новые протезы также великолепно прижились, как и первый.  
Марина: В феврале Алла забрала её из Новосибирска. За эти полгода, проведённые в клинике, Моника стала там местной любимицей. Потому, когда пришло время расставаться, многие врачи и медсёстры прослезились, почёсывая в сотый раз у неё за ушком на прощание. 

- Как закончились приключения Моники?

 

Марина: Она уехала жить в Англию. Мы общались с зоозащитницей по имени Кейси. До знакомства с Моникой она помогла двум нашим собакам-инвалидам из Краснодара обрести дом. Обычно она подбирала семью попавшим к ней под опеку животным и отслеживала их дальнейшую судьбу. Но наблюдая за развитием истории Монику, она решила, что не станет искать ей иной дом, а оставит у себя – так сильно полюбила её.

К слову, с отправкой Моники тоже вышла целая эпопея. Мы планировали выслать её к Кейси вскоре по возвращению из Новосибирска. Но авиасообщение с Англией закрылось, а наша малышка в этот момент уже готовилась к вылету из Москвы в Лондон и в последний момент пришлось ей вернуться обратно в Краснодар.
Затем мы нашли официального перевозчика животных в фонде «Лапа помощи». Профиль этой организации – помощь животным-инвалидам из России находить свой дом за рубежом. Там завести собаку значительно сложнее, чем у нас, да и гораздо дороже. Поэтому очень многие люди с охотой брали наших собачек-инвалидов к себе. У нас-то их редко кто к себе забирал, а там с удовольствием.

 

Так вот женщина – сотрудница фонда – согласились помочь нам с передачей Моники в руки Кейси. Она развозила животных на специально оборудованном микроавтобусе от фонда. В итоге наша Моника объехала в нём целых десять стран по пути в Англию. Даже людям не всем удаётся так попутешествовать, тем более за один раз. 

- Ух ты! Хорошо то, что хорошо кончается. Как сейчас у неё дела?

 - Сейчас Моничке очень хорошо. Она живёт, как королева, Кейси её называет «дочкой». Мы же не просто так выбрали Англию в качестве нового дома для Моники, там тоже есть врач, который делает протезы животным. Его зовут Ноэль Фицпатрик. Расчет был таков, что если вдруг потребуется сменить протезы у Моники, её хозяева смогут обратиться к нему. Если бы мы пристроили её где-то в России, не факт, что будущие хозяева смогли бы найти и потратить на собачку-инвалида ту внушительную сумму, которая требуется для замены протезов. Вот почему выбор сразу пал на Англию.
- Марина, а как вы познакомились с Кейси?

 

- Это произошло случайно. Как-то раз мы отправили одну из наших собак-подопечных подписчице и в тот же день получили её обратно. Отказалась от неё новая хозяйка. Почему? Да потому что жалеть и сочувствовать через экран – это одно, а получить и ухаживать за собакой-инвалидом – это совсем иное. 

Тут нужно быть готовым к тому, что такое животное потребует особого ухода и большего количества времени. Возможно, ему понадобится помощь с туалетом: придётся сцеживать, отжимать и убирать всё это, одевать и менять подгузники, чаще мыть и даже кормить иначе.

Мы вышли в тот раз на Кейси, так как были подписаны на неё в соцсетях, и попросили найти этой собаке новый дом. Хотя в Англии вообще это считается противозаконно, то есть если собака пристраивается к кому-то в дом, то возвращать её нельзя. Но Кейси пошла нам навстречу, взяла на себя переоформление документов и нашла новую семью для собачки.

О нашей Монике она узнала ещё на первом этапе, когда та ползала без протезов. Кейси вместе с нами переживала всё, ждала, когда пройдет лечение, протезирование, и когда Моника наконец доберётся до неё. Вот и прониклась к ней всем сердцем, да так, что решила не расставаться.

К слову, пока мы ждали отправку Моники к Кейси, у нас появился ещё один пёсик - хаски Алтай. Его сбила машина, и он был на грани жизни и смерти. К тому же в ДТП ему перебило спинной мозг, и он потерял способность ходить. Кейси и с ним помогла, нашла ему чудесных хозяев в Шотландии.

Она вообще очень много с кем помогала нам. Ведь когда мы под опеку берём кого-нибудь из раненых животных, мы не знаем наверняка, найдутся ли деньги на лечение, во сколько оно обойдётся, и найдём ли мы им новых хозяев потом. И помощь Кейси в этом для нас просто бесценна!

- Тяжело должно быть действовать в условиях полнейшей неопределённости?

- Да, психологически это всё непросто. К тому же у нас есть и свои  недоброжелатели. Им не важен тот факт, что в сборах нам помогают обычные люди, присылающие иногда по 5, 10, 20 рублей, или то, что мы тратим собственные деньги на лечение животных. Для этих людей, к примеру в истории с Моничкой, мы так и остались живодёрами, что сотворили весь этот ужас с её лапками, а цель якобы в том, чтобы поживиться на сборах. От такого нервы порой сдают.

- Марина, как давно вы занимаетесь помощью животным?

-  В общей сложности около семи лет, а вместе с Аллой с 2019 года. Познакомились мы тоже на почве помощи бездомному животному: собаке по кличке Альф с венерической саркомой – это онкозаболевание такое. Алла помогала достать для него лекарство. Эту собаку удалось вылечить, потом взялись за вторую, за третью и вот до сих пор никак не остановимся.
-  Что вдохновило на такое занятие?

 

- Всё из любви к животным. От этого чувства никуда не денешься, оно либо есть, либо его нет. У нас, видимо, есть, и оно не даёт сидеть сложа руки, когда животным плохо. У нас похожая история, ещё с детства мы обе приводили их домой, ухаживали за ними, кормили, пристраивали по возможности. Став взрослыми, откликались на сборы, помогали с лечением. Иногда наше занятие кажется непосильной ношей, хочется сказать – всё, хватит, но потом поступает звонок о несчастной собаке, которую сбил автомобиль, и вот мы уже мчимся среди ночи ей на помощь. 

В своё время вдохновили и фильмы о животных «Белый Бим Чёрное ухо»,  «Хатико». Жестокость людей и преданность собак, описанная в них, никуда не ушли из жизни. И когда воочию видишь брошенных, больных, сбитых машиной, измученных живодёрами животных, сердце разрывается.

- Сколько у вас животных дома?

Алла: У Марины две собаки: шицу и один из спасённых – бивер-йорк с торчащим язычком. У меня живёт кот, кошка и собака, которая, к слову, стала донором крови для Моники.  

- Расскажите, как вы выстраиваете алгоритм работы с животным от начала и до конца? 

Марина: Сперва мы принимаем решение, берем ли на кураторство животное. Потому что мы несём ответственность за тех, кто находится у нас под опекой. Берём ограниченное количество, учитывая наличие свободных мест на передержках. Например, сейчас у ребят, которые в своё время заботились о Монике, находится сразу три пёсика. Они не только ухаживают за животными, но дарят им ласку и любовь. 

У нас есть несколько вольерных передержек, которые подходят только для здоровых животных. Но иногда  требуется не только «покормить», «погладить», «поиграть». Многим, особенно «тяжёлым» животным, требуется медицинский уход. Тогда нужна квартирная передержка, а такая у нас лишь одна и пока место не освободится, новеньких туда мы не принимаем. Иногда, правда, отходим от этого правила, когда необходимо лечение, а мест нет и больше никто не откликается. Тогда мы договариваемся с ветклиниками о содержании животного в стационаре.

После того, как прояснилась ситуация с передержкой, начинается само спасение. Либо Алла едет за животным, либо зоотакси привозит его ко врачу. Мы отправляемся на осмотр, а в группе в телеграмме объявляем сбор на лечение и уход за животным.

К слову, в последнее время мы заметили какой-то дефицит на добро. Сборы проходят крайне вяло. Люди ещё откликаются, если с животным случилось что-то действительно ужасное, кровавое, но на менее эмоциональные истории реакции почти нет совсем... 

- Досадно, конечно, и надеюсь, что вскоре ситуация выправится в лучшую сторону. А что происходит затем? Допустим, собаку вылечили, деньги собрали, всё оплатили, что дальше?

- После этого собака живёт на передержке, и мы выставляем объявления на Авито,  Юле, публикуем посты в соцсетях. Раньше очень репосты выручали, благодаря им множество животных пристраивали. Например, человек мог быть не из нашей страны и с нами не знаком, но увидел репост на странице своей знакомой и потом забирал животное. Сейчас всё продвигается гораздо сложнее. 

- Могу только вообразить, сколько душевных сил нужно, чтобы всем этим заниматься… Что вас поддерживает?

- Хеппи-энды, когда видишь результат приложенных усилий. Во время лечения Моники нам было очень трудно - столько грязи на нас вылили, такие ужасные вещи писали! Плюс мы до последнего не знали, что с ней будет, перенесёт ли она перелёт, операции, лечение... Когда же всё осталось позади, когда добились цели – ощутили настоящее счастье. 

И такое чувство накрывает всякий раз, когда исстрадавшееся животное находит любящую семью. Иной раз у нас и руки опускаются, но в итоге всё выходит даже лучше, чем можно себе представить. Поэтому мы крепко верим, что если делать что-то искренне, с чистым сердцем, то Бог помогает всегда. 

- Сколько животных вам уже удалось пристроить?

- Если сосчитать всех, то, наверное, уже более 300 животных. Может, и больше, потому что точный счёт мы не ведём. Но тут не только наша заслуга, нам очень люди помогают. Без сборов мало что получилось бы оплатить. Хотя, кончено, мы то и дело тратим собственные средства, чтобы погасить счёт за ту же передержку. В месяц по этой статье расходов тысяч 80 может набежать. Для нас это довольно большая сумма, и те, кто переводит нам деньги, очень выручают. Всё это уходит на лекарства, оплату услуг врачей и на содержание животных.
Но мы и на кураторство берём не больше 5-8 животных. Потихонечку лечим их, пристраиваем. Помочь всем разом мы, к сожалению, не можем, поэтому стараемся делать это по мере сил.

 

- О чём мечтаете?

- Для нас самая главная мечта – остаться без дела. Хочется, чтобы настал наконец день, когда помощь животным будет не нужна. А приблизить его можно, если все мы, люди, станем ответственно подходить к тем, кого взяли к себе в дом. Ведь что такое собака? Это самая искренняя и преданная любовь, это и физические нагрузки во время прогулок и тренировок с ней, это и настоящий друг, который будет рядом до последнего вздоха.

- Какое обращение к читателям вы бы хотели оставить?

- Не бойтесь помогать, нужно учиться не проходить мимо. Помощь придет, если будет искреннее желание помочь животному. Обязательно найдутся люди, которые поддержат. Чем больше людей не будет проходить мимо беды, тем меньше будет грустных историй. 

Фото Марины Гапич и Аллы Леонкиной специально для проекта "Подвиги" сделала фотограф Валентина Булатникова, г. Краснодар.

Я знаю об этой истории больше

Знаете об этой истории больше?

В свободной форме. Пожалуйста, не помещайте в это поле ссылки. Их вы можете прикрепить ниже
Вы можете прикрепить фото в форматах .jpg, .png
Редактор свяжется с вами, если появятся вопросы
Все правки проходят премодерацию. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации без объяснения причин
3
Сказать спасибо
Поделиться