Истории, которые вдохновят вас на большее
Помочь проекту

Николай Кручинкин

Саранск, Республика Мордовия, 1988
0
Сказать спасибо
Поделиться

Николай Кручинкин - директор Мемориального музея военного и трудового подвига, создатель отряда «Поиск». В 2022 году Николай Кручинкин стал победителем Народной премии «Время героев» и героем книги «100 подвигов обычных людей. Том 3». Николай Андреевич не мог встретиться с журналистом по состоянию здоровья, и команда проекта «Подвиги» провела интервью с супругой Николая - Еленой Николаевной. Рассказываем историю Николая Андреевича.
- Елена Николаевна, вы идёте по жизни рядом с Николаем Андреевичем уже более 40 лет и прекрасно его знаете. Давайте немного поговорим о его детстве, каким он был ребенком? Какие предметы любил в школе больше всего?

 

- Николай Андреевич учился в школе на «отлично». С детства он любил историю, говорил, что в этом большую роль сыграли учителя. К слову, старший брат у него историк, учитель. Дедушка его тоже был увлечен историей, читал и очень много говорил об этом. А рассказать он мог много, так как своими глазами все видел - участвовал в войне, из-за неё получил инвалидность. 

 

- Кем мечтал стать Николай? Кто для него был примером?

 

- Он хотел стать учителем-историком. А кто был для него примером? Да он сам был примером для своих друзей! Он всегда больше дружил с трудными ребятами, и они на него полагались, знали, что плохому не научит. Одноклассники к нему тянулись. Честно скажу, у него призвание быть учителем: он может и увлечь, и привлечь внимание даже самых шаловливых ребят, и делал это каким-то магическим образом. Все свободное время он посвящал своему делу, даже у семьи вопросы возникали: «Ну почему ты так много времени этому отдаешь, у семьи же тоже есть дела!» Но скандалов больших не было, потому что он мне всегда мог доказать, что это нужнее, чем то, о чем говорю я. У него на работе никогда не оставалось недоделанного: он лучше задержится, чем что-то оставит. 

 

- Расскажите о родителях Николая Андреевича. Кем они работали, чем учили?

- Он рос в обычной сельской семье, родители воспитывали семерых детей. Мама была колхозницей, отец занимал руководящие посты, не прямо начальник, конечно, но тоже с управлением колхозом был связан. У каждого ребенка были свои задачи: например, Николай после школы следил за скотиной и дрова колол, а еще воду из колодца таскал. Если, не дай бог, где-то что-то забыл сделать, бегом бежал, чтобы маме или отцу не показываться, но дела старался всегда до конца доводить. Родители у Николая очень добрые. 

 

- Отец для Николая Андреевича был примером во всем, он говорил об этом в интервью. Расскажите, пожалуйста, немного о нем.

 

- Николай считает своего отца примером. Он участник Великой Отечественной Войны, на фронте был год или полгода, а потом его ранили. Отец Николая Андреевича много читал и рассказывал о том, что видел и знал, сына это заинтересовало. Во всем селе, на каждом шагу были следы войны: были случаи ранения, кто-то без ноги с фронта вернулся.

После педучилища Николай пришел работать в школу, уже тогда была налажена связь с ветеранами. Он много с ними общался в непринужденной обстановке, а потом стал собирать сельский музей, который находился при школе. Там работали ребята-активисты, трудились допоздна: писали, оформляли, красили, рисовали. Я тоже его ученица. Я была в 8-м классе, когда он пришел работать в школу после педучилища. Ребята к нему тянулись, его слушали, за ним шли. На уроках он был очень строгим, мы его боялись и в то же время уважали. А во взрослой жизни, мне кажется, он никогда не прикрикнул ни на одного ребенка. 

 

Николай Андреевич - исследователь, ему всё всегда нужно распознать. Он занимал должность директора школы, но потом отказался от нее, хотя его долго не отпускали. Он вообще никогда не хотел быть во главе школы, просто на него надавили по партийной линии. Когда Николай с поста ушел, оказалось так, что у нас в сельской школе нет учителя начальных классов, и эту работу он взял на себя. Николаю Андреевичу это было интересно даже для себя самого. На тот момент ему было за 40 лет. Первоклашек он уважал и любил как своих детей, разрешал всё и старался их учить играючи. И ребята, в свою очередь, уважали и любили его, даже домой в гости к нему приходили. 

 

- Когда и как появилось движение «Красные следопыты»?

 

- С этого началось поисковое движение. На базе школьного музея Николай Андреевич создал отряд из увлеченных детей: сначала искали ветеранов школы, затем по селу пошли, и дальше по СССР. Однажды девочка, у которой дед с бабушкой были фронтовиками, нашла на огороде военную фляжку с надписью: «Кадочников Виктор Александрович» и принесла её в музей. Находкой Николай Андреевич заинтересовался, причем она и положила начало поисковой деятельности. Николай предложил ребятам найти владельца этой фляжки - вдруг он жив. В итоге нашли место его захоронения в Кемеровской области.

 

Сначала эту деятельность было тяжело начинать, в округе понимающих было мало - я и несколько человек в школе. Не понимали, для чего это нужно и почему, палки в колеса вставляли. Районный отдел образования тоже не понимал, но Николай упертый, он знал, для чего это делается. Поисковое движение на ребят влияло положительно: на глазах они менялись в лучшую сторону. По обычным предметам двойки получали, зато в этом деле преуспевали, читать больше начинали и хотели что-то делать. Другие учителя очень этому факту удивлялись. Николай отлично понимал, что для детей важно, и старался до них это все доносить.  В “Красные следопыты” брал всех, не важно, отличник или нет. По лесам их водил, источники искал, у детей глаза горели, когда они этим занимались.

 

- «Поиск», как я понимаю, вырос как раз из движения «Красные следопыты»?

- Верно. Кружок рос и рос, на селе им стало тесно, потому что всех ветеранов нашли и нужно было расти дальше. Тогда с некоторыми ребятами он решил выехать за пределы села, чтобы показать поля боев, показать то, о чем говорили на уроках истории. Со старшими из этого кружка он выехал в Смоленскую область, потратил на поездку свои отпускные, потому что РОНО не отпускал и средств не выделял, только палки вставлял, скандальное это было время. Позднее Николай связался с руководителями других поисковых отрядов и подружился с ними. 

 

- В первой экспедиции в Смоленской области что-то нашли? 

 

- Осколки гильзы и штык. Тогда еще опыта не было, да и в этом деле удача нужна. Вроде бы и шли бои там, но чуть ошибешься - и ничего не найдешь. Детям такие выезды понравились, а возил он их на поиски часто. Он их старался еще и каким-то жизненным вещам учить, можно сказать, что воспитывал.

 

- Были ли люди или организации, которые оказали поддержку Николаю Андреевичу в его деле?

 

- Когда Николай Андреевич стал выезжать в поисковые экспедиции, 3-4 раза в год, он нашел поддержку в лице нашего обкома комсомола, а потом уже и госкомитета по делам молодежи. Ему много помогал Ушанов Александр Валентинович. При Ушанове поисковая работа в республике начала развиваться. Дома, правда, Николай практически не бывал. Когда мы переехали жить в Саранск, то он занялся тем, чтобы практически во всех районах республики появились поисковые отряды.

 

- Кого принимали в отряды? И был ли у поисковиков свой устав?

 

- Принимали всех, кто желает. Как учился - не важно. Главное, уметь делать физическую работу и быть надежным товарищем, следить за собой и остальными. В отряде было восемь заповедей поисковика, которые неукоснительно должны были выполняться. Ну и куда без техники безопасности? Николай настаивал, что ее обязательно нужно сдавать, причем только на “5”. Оценки “4” и “3” не принимались, нужно было пересдавать.  Допустим, пришел в лес впервые, и ребёнок должен знать, где ставить палатку, как разжечь костер, как проверить предмет на потенциальную опасность и т.д. 

 

- Елена Николаевна, а вы ходили в экспедиции с мужем? Как он готовился к выездам? 

 

- Да, я и с супругом ходила, и детей возила. Очень много раз мы были в экспедициях: Смоленске, Ростове, Калуге, Волгоградской области, Керчи (в Аджимушкайских катакомбах). Николай, конечно, вдохновлял на это дело, но и я педагог, у меня тоже было желание поездить. Однако же женщина, где-то чего-то немного боялась, а вот в мальчишках все-таки многие вещи природой заложены, они посмелее. 

 

Николай всегда дотошно готовился к каждой экспедиции, досконально изучал архивы района, в который едет: сколько было боев, погибших, раненых. Только не всегда складывается, как ты хочешь, потому что со времен войны многие села исчезли, а значит, местность поменялась. 

- Какая самая ценная находка для поисковика?

 

- Для поисковика - это медальон. Найденные железки, оружие сразу сдавалось местным органам или администрации. А вот медальон – находка важная, особенно если подписанный, ведь это очередное имя, возвращенное из небытия, или, например, кружка, ложка, чашка с фамилией. Фамилии - это очень важно для поисковика, но медальон с ФИО - это высшая награда.

 

 Всего у отряда было более 600 экспедиций, лично у Николая - больше 400. Были выезды в Керчь, Волгоградскую, Ростовскую, Московскую, Орловскую области, Краснодарский край, Кавказ, в Ленинград, Калугу. Полтора года в связи с болезнью он уже не ездит и очень по этому скучает, слов просто нет, насколько сильно. Он два месяца на больничном, но даже в это время на работе душой каждый день – помогает администрации, интересуется, что сделано и не сделано. 

- Расскажите о музейной деятельности Николая Андреевича?

 

 - С 2008 года он в музее Мемориального музея военного и трудового подвига 1941–1945 годов. Когда пришел, коллектив там уже был сформирован, после предыдущего руководителя, Мамаева, там все было нормально в работе. Николай Андреевич не рушил старое, всячески старался поддерживать бывших работников. Он никогда не бросал работу над «Книгами Памяти»: там описана судьба ветеранов ВОВ, сотрудники музея помимо основной работы делают и эту работу. Общей базы всех участников ВОВ нет, и Николай Андреевич говорит, что уйдет с работы, только когда ее закончит, он за это очень переживает. Уже готово 10 томов “Книги Памяти”: это погибшие и пропавшие без вести, а вот списка вернувшихся с войны ни одного нет. Поэтому главная задача для него – это увековечить участников войны, потому что внуки и правнуки должны про них знать. 

Руководители поисковых отрядов и сотрудники музея делают огромные усилия, чтобы собрать всю необходимую информацию. В Кочкуровском районе, например, «Книга Памяти» готова к выпуску, дело только в деньгах, тут уже инициатива Главы района. К сожалению, не во всех районах так активно занимаются Книгой.


- У вас вся семья в движение вовлечена?

 

- Дети и алемянники состояли в «Поиске». Дочь - работник музея, сейчас в декретном отпуске, но параллельно занимается архивной работой и поиском без вести пропавших. Внук в 5-м классе учится, ходит в кружок. 
- Мы с командой проекта “Подвиги” считаем Николая Андреевича героем. Как вы думаете, он согласился бы с этим? 

 

- Он никогда себя героем не считал. Он говорит так: «Таких дураков, как я, только поискать, если только в поисковом отряде». У них даже перед экспедицией обычно спрашивают: больных нет? И все отвечают, как Николай Андреевич: «Больные только на голову» (смеется). А еще он отличный руководитель, и когда меня просят найти руководителя в музей такого же, как Николай Андреевич, то я говорю, что второго такого нет. Николай никогда не считался со временем и деньги не считал. Он в молодежном центре копейки получал, но никогда никуда так не торопился, как на работу. Я могу как жена сказать, что он даже после работы за дела садился, всегда пахал. 

 

- А кого он считает героями и что для него подвиг? 

 

- Все те, кто были на войне - герои. Те, кто не жалеют себя, делая свою работу, не только ради себя, но и ради окружения. Ну, и если высокопарно - для Родины. Подвиг - самопожертвование во имя чего-то или кого-то. 

 

- Какой совет вы могли бы дать читателям книги “100 подвигов обычных людей”?

 

- Надо любить свою работу, свое дело. Кем бы ты ни был, техником, учителем, служащим. Самое важное - найти свое место и любить, что делаешь. Тогда все получится и не будет жизненно важных ошибок.

 

- Этим летом Николай Андреевич стал победителем премии «Время героев» в номинации «Герой сохранения памяти». Какое значение имеет для него эта награда?

 

- Огромное значение! Когда он стал победителем в этой номинации, то находился в реанимации и эту новость сообщила ему я. Если честно, я очень обрадовалась, это абсолютно заслуженно! А он порадовался больше не награде, а тому, что его заметили, что его дело небезразлично. Он всегда ищет увлеченных людей и считает, что на любое дело, которое касается патриотизма, не нужно жалеть денег. 

 

Фото Николая Кручинкина специально для проекта "Подвиги" сделал фотограф Николай Гагарин, г. Саранск. 

Я знаю об этой истории больше

Знаете об этой истории больше?

В свободной форме. Пожалуйста, не помещайте в это поле ссылки. Их вы можете прикрепить ниже
Вы можете прикрепить фото в форматах .jpg, .png
Редактор свяжется с вами, если появятся вопросы
Все правки проходят премодерацию. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации без объяснения причин
0
Сказать спасибо
Поделиться