Истории, которые вдохновят вас на большее
Помочь проекту

Валерий Данилов

Волжский, Волгоградская область, 14.03.2021
1
Сказать спасибо
Поделиться

Весной 2021 года Валерий Данилов погружённый в свои мысли, гулял у реки Ахтубы. Вдалеке на льду он разглядел силуэты – в ледяной воде тонули трое мальчишек. Валерий бросился на помощь и смог спасти двоих детей. В 2022 году Валерий стал героем книги «100 подвигов обычных людей. Том 3». Журналист Надежда Сабурова специально для проекта «Подвиги» провела интервью с Валерием Даниловым и рассказывает его историю.

— Валерий, давайте вспомним тот день. Мальчики оказались на реке в достаточно уединённом месте города. По какой счастливой случайности вы тоже там оказались? 

— В Волжском, а этой мой родной город, я был тогда всего несколько дней. За несколько лет до этого перебрался в Санкт-Петербург, а на малую родину приехал на несколько месяцев – повидать родных и «подзарядиться» южным солнцем. Искал на это время работу. Но в тот день пропустил собеседование и решил прогуляться там, где было меньше людей. Прошёл через парк в старой части города. Местные жители шумно праздновали там Масленицу. Я же вышел из парка, спустился вниз и добрался до окраины – к безлюдной прибрежной зоне. Надел наушники и включил аудиокнигу, не особо замечая, что происходило вокруг. 

Шёл абсолютно расслабленный и погруженный в себя, а потом вдруг обратил внимание на странно движущиеся силуэты вдалеке – метрах в 100 от берега. «В реке? Не в купальный сезон?» – удивлённо подумал я. Это казалось странным, и я решил подойти поближе. Как оказалось, не зря. До парка, где веселились люди, было около километра, а кто-то из этих детей решил спуститься к реке и проверить, насколько лёд толстый. Я сначала не понял, что происходит, но мне сразу показалось, что случилась какая-то беда… Подошёл ближе и рассмотрел в реке детей. Понял, что они не дурачатся, а провалились в воду и не могут выбраться без посторонней помощи. 

Криков тонущих ребят я не слышал, то ли потому, что был в наушниках, то ли потому, что они находились достаточно далеко. Не уверен, что они вообще звали на помощь. Видимо, понимали, что некого. Меня они в тот момент ещё не видели, а больше там и не было никого. Сначала я запаниковал. Как и любой другой человек, прогуливаясь в таком безлюдном месте в поисках уединения, я просто не ожидал, что кого-то нужно будет спасать. 

К счастью, буквально за мгновение я переключился с того расслабленного состояния на максимально собранное, сконцентрированное, «на адреналине». И всё же несколько секунд я колебался. А что я буду делать? А смогу я помочь или нет? А надо или не надо? А может, они сами? А может, кого-то позвать на помощь? Все эти мысли в голове промелькнули. А потом я неожиданно для себя самого понял, что не могу просто стоять и смотреть, как ребята тонут и погибают. Что делать в такой ситуации я не знал, но в том, что нужно хотя бы попытаться что-то предпринять, не сомневался.
— Что происходило дальше?

— Увидев вдалеке группу подростков, так же, как и я сам, прогуливавшихся в районе реки, я стал кричать, что нужно немедленно вызвать службы спасения. Заметить попавших в беду детей ребята не могли, но почему-то сразу поверили мне и быстро отреагировали. Не знаю, сколько им было лет. Вряд ли больше 15. Но они не растерялись! Подбежали ко мне. Сразу же позвонили, куда нужно. Спасибо им огромное! Без помощи этих ребят всё было бы гораздо хуже. Мне бы тогда в одиночку пришлось гнаться «за двумя зайцами»: пытаться и мальчишек вытащить и звонить, объяснять, что произошло, и какая помощь требуется. Не уверен, что тогда мне бы удалось спасти хотя бы двоих…

 

Не могу назвать себя хорошим пловцом. Реку я бы точно не смог переплыть. Но на Ахтубе тогда всё же был лёд, пусть и весенний. Непрочный, но лёд. И я в тот момент решил, что риск оправдан, что я могу хотя бы попробовать помочь. «Сделаю всё, что могу, и в будущем мне не будет стыдно, что я просто смотрел на разворачивающуюся на моих глазах трагедию, и бездействовал, даже не пытаясь помочь», – решил я тогда.  

В общем, по-пластунски, чтобы лёд не треснул от моего веса, я стал подбираться к школьникам. Предварительно нашёл какую-то толстую сухую ветку, чтобы потом протянуть её тонущим, и чтобы они смогли за неё ухватиться. Подполз, начал ребят доставать, и сначала даже не видел, что их было трое. Заметил тогда куртку и спросил: «Что там у вас? Третий? Что с ним? Что с этим мальчиком? Возьмите его тоже!..» Они не смогли. Слишком замёрзли и думали только о том, как бы самим выбраться. Да и было, видимо, уже поздно… Возможно, и у этих ребят счёт шёл на минуты, просто я вовремя там оказался. Я долго потом винил себя в том, что не смог спасти всех. Думал: «А вот если бы я вдруг как-то по-другому отреагировал и действовал как-то иначе, может быть я смог бы спасти третьего». Но спасатели и врачи меня успокаивали, говорили, что шансов было очень мало, и когда я до ребят добрался, тот, третий, уже не подавал признаков жизни.  


В общем, первого мальчика я смог вытащить достаточно легко. Лёд ещё не был залит водой, из-за чего он становится ещё более скользким, а ребёнок был настолько напуган, что и сам делал всё возможное для того, чтобы скорее выбраться.  Со вторым было сложнее. Он просто паниковал, а вместе с ним это чувство охватило и меня. Мальчик плакал, кричал, пытался выбраться на лёд, но опять соскальзывал… В какой-то момент лёд подо мной треснул, и я тоже провалился. И всё же мы справились!

Те подростки, которые вызвали тогда МЧС и «скорую», ещё и проезжавшие мимо машины останавливали. Кто-то из водителей спустился к реке. Они мне потом тоже помогли – протянули какую-то деревянную ветку, я ухватился, и мы с тем вторым мальчиком смогли выбраться на лёд. 
Спасённых школьников я быстро передал подъехавшим первыми полицейским, чтобы их отогревали, а сам снова вернулся к тому месту, откуда я их вытаскивал, надеясь спасти третьего. Но тут подоспели спасатели. Один из них, в гидрокостюме, нырнул в реку… Ну и всё по сути. Моё участие на этом, как таковое, закончилось, потому что потом уже полиция, «скорая» и спасатели разбирались.

 

А меня самого тогда уже трясло от холода. Пошёл отогреваться в машину МЧС, а полицейские попросили задержаться. Только тогда я понял, что утопил телефон, когда ребят вытаскивал, и теперь даже не могу предупредить близких, чтобы они не волновались. Вот так и остался тогда без единственного телефона, без работы, без денег, но зато с двумя спасёнными жизнями… Чуть позже я узнал, что третьего мальчика спасатель достал, пытался на месте делать ему искусственное дыхание... Потом запустить сердце ребёнка старались подъехавшие медики, но помочь ему уже никто не смог. 

 

Позже я узнал, что погибший мальчик был братом одного из спасённых. Их тогда в больницу отвезли. Что с ними было потом, я не знаю. Со мной ни сами мальчики, ни их родители связаться не пытались, за спасение жизней детей они меня не благодарили. Ну не услышал я этого «спасибо», ну что ж теперь. Думаю, тот день в принципе поделил жизни тех семей на «до и после». Какие уж тут благодарности?  

 

— Потом удалось «отключиться» от случившегося?

— И да, и нет. Конечно, многих подробностей того дня я уже не помню. Времени прошло достаточно много. Но я неоднократно задавался вопросом – кто же всё-таки виноват в той ситуации. Дети, которые пошли тогда на хрупкий лёд? Или всё-таки взрослые, которые не смогли вовремя донести, как это опасно? Мне кажется, глупо и неправильно обвинять в случившемся детей. Наверное, нельзя было их тогда просто вот так без контроля оставлять. 

— До этого страшного случая вам приходилось когда-нибудь оказываться в подобных ситуациях? 

— К счастью, нет. Уже после этого случая доводилось помогать. Но это – совсем другое, и никакого риска для моей собственной жизни там не было. Я, например, просто довёл до дома пожилого мужчину, которому стало плохо на улице, и он упал. Дома у него уже были близкие. Я вызвал «скорую» и просто пошёл дальше по своим делам.
После той ситуации со спасением ребят меня поздравляли, награждение от администрации города было. С одной стороны, было даже приятно, что такое внимание оказывают. Но больше мне, наверное, всё же неприятно это вспоминать. Угрызения совести никто не отменял – ведь третьего-то я спасти не смог. До сих пор спрашиваю себя: «А если бы я тогда как-то иначе действовал, смог бы вытащить всех?»

 

— Значит, героем себя после того случая не считаете?

– Говорить о себе, что вот я – герой, я точно не готов. Наверное, я – молодец, но не герой. Вот спасатели, они – герои! Они рискуют своими жизнями постоянно. И многие другие. Есть много людей, работа которых напрямую связана с риском для жизни. Они постоянно рискуют собой, спасая других. Вот им низкий поклон! 

— Ваша жизнь как-то связана со спасением людей?

- Совсем нет. Я класса с 9-го стал увлекаться музыкой, хотя никакого музыкально образования у меня не было. Начал разбираться. И сидел я не за музыкальным инструментом, а за компьютером. Сейчас, наверное, уже никого особо не удивишь тем, что люди таким образом пишут музыку. Но тогда это было что-то. «Что? – постоянно спрашивали меня. – На каком ты инструменте играешь? На клавиатуре?» Да, я много лет «играю» на клавиатуре и мышке. Ещё живя в Волжском, я что-то писал. Но ни в каких конкурсах не участвовал, и музыка была как бы просто для себя. Это было больше хобби, наверное. А потом я перебрался в Санкт-Петербург и нашёл работу на студии звукозаписи. 
Года три я работал и одновременно получал новые знания и навыки. Потом немного отошёл от дел. Музыкой продолжаю заниматься, но сейчас уже на студии не работаю. Подрабатываю, скорее. Увлёкся видеосъёмкой: снимаю и монтирую отснятое. В общем, я творческий человек, не спасатель я от слова «совсем».

 

— А на помощь школьникам тогда всё-таки бросились… Почему? Родителей нужно благодарить?..

- Нас многое формирует: среда, люди и события, которые происходят в жизни. Родители, понятное дело, что-то хорошее заложили, правильное, определённые жизненные ценности. Плюс в той ситуации я просто понимал, что по-другому я не могу поступить. Смогу или не смогу помочь, я не знал, но должен был хотя бы попытаться. У любого, я думаю, много таких ситуаций может возникнуть совершенно неожиданно, в которых ты можешь помочь. Не обязательно даже жизнь спасти… Но и такое тоже бывает, как выяснилось. 

 

— Значит, вы сторонник того, что постараться помочь нужно всегда?

 

 Во-первых, каждый решает это для себя, а, в-вторых, ситуации разные бывают. Равнодушно проходить мимо точно не стоит! Каждый из нас быстро решает, готов он помочь или нет, насколько готов рискнуть и, возможно, чем-то пожертвовать. Ведь в некоторых случаях помощь фактически равна самопожертвованию. Где-то ты можешь, особо не рискуя сам, кому-то помочь: например, позвать на помощь, вызвать «скорую» и проконтролировать, чтобы человек её дождался. Такие простые, вполне конкретные действия могут спасти человеку жизнь. И помочь так способен и должен каждый!

 

А в других ситуациях без риска для собственной жизни и здоровья не обойтись, и ты понимаешь, что можешь покалечиться или вообще погибнуть, а понять ситуацию и оценить свою готовность нужно быстро, иногда за считаные секунды. Не профессионалы, а вполне обычные люди зачастую бывают не равнодушными, как кажется со стороны, а больше обескураженными. Они не готовы к тому, что в следующую минуту нужно будет срочно кого-то спасать… И тут каждый уже действует, исходя из того, какой жизненный опыт он приобрёл, какие у него ценности, насколько он готов где-то «задвинуть» свои интересы и даже приоритет собственной жизни на задний план. 

 

— Получается, что изначально мы все добрые, но иногда просто оправдано не готовы пойти на риск?

 

 Увы, нет. Мне кажется, что каждому современному человеку следовало бы быть более чутким к окружающим, эмпатичным, но мы такие отнюдь не все и не всегда. Я и сам в этом плане не идеален. И всем нам есть к чему стремиться, расти, развиваться, чтобы каждый стал чуточку добрее, отзывчивее, был готов прийти на помощь кому-то, оказать поддержку, а не так, как зачастую происходит в нашу эпоху индивидуализма и тотального эгоизма. Всё выстроено так, чтобы дать человеку возможность самоизолироваться.

В эпоху интернета мы во многом утратили истинные ценности, человечность и желание строить реальные взаимоотношения. Для многих сейчас сошли на нет готовность к взаимопомощи и поддержке... Поэтому они и готовы пройти мимо чужого несчастья, подумав, что это не их проблемы. Нужно всё-таки с детства воспитывать человечность, тогда и желающих протянуть руку помощи станет больше. И, возможно, однажды, кто-нибудь протянет её нам самим…

Фото Валерия Данилова специально для проекта "Подвиги" сделал Александр Бачевский, г. Санкт-Петербург.

Послушайте рассказ Валерия Данилова о том роковом дне, а также комментарий психолога Олеси Сысак, что чувствует человек, который не планировал становиться героем, и как жить дальше, если помочь не сумел, в новом эпизоде подкаста «Подвиги обычных людей».


Слушайте нас на всех подкаст-платформах: https://podvigiobychnyhludey.mave.digital

Ведущая: Светлана Примак
Звукорежиссёр: Елена Пугаева
Журналист: Надежда Сабурова
Главный редактор: Наталья Широкова
Приглашённый эксперт: психолог Олеся Сысак

Я знаю об этой истории больше

Знаете об этой истории больше?

В свободной форме. Пожалуйста, не помещайте в это поле ссылки. Их вы можете прикрепить ниже
Вы можете прикрепить фото в форматах .jpg, .png
Редактор свяжется с вами, если появятся вопросы
Все правки проходят премодерацию. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации без объяснения причин
1
Сказать спасибо
Поделиться