Истории, которые вдохновят вас на большее
Помочь проекту

Юлия Хакимова

Казань, 2017
22
Сказать спасибо
Поделиться

Вся жизнь предпринимательницы Юлии Хакимовой посвящена тому, чтобы помогать людям. Она помогает домам престарелых, малообеспеченным семьям, для беженцев с Донбасса Юлия открыла бесплатную столовую – чтобы было, чем кормить людей, продала машину.

В ноябре 2016 года Юлия узнала о старике, который остался на улице, и решила снять деду квартиру. А когда приехала в приют, оказалось, что дедушка не слышит, практически не видит, у него ампутированы ступни и несколько пальцев на руках. И тогда Юлия... забрала деда жить к себе! В «трешке», где уже живут Юлина мама и четверо детей, нашлось место. Владимира Алексеевича здесь все так и называют – дед. Он стал членом семьи, занимается с детьми, научился ходить. С помощью сбора средств в интернете удалось собрать деньги на несколько операций и пересадить роговицу на одном глазу – дед теперь немножко видит.

Каждое 9 мая Юлия вместе с волонтерами заботится о том, чтобы никто из ветеранов не чувствовал себя забытым. На свои деньги покупает подарки, которые отпраляютсяь в самые отдаленные районы Марий Эл, чтобы порадовать ветеранов, вдов и тружеников тыла Великой Отечественной войны!


А летом 2019 года в Казани случилась следующая история. Родственники, если так можно назвать этих людей, выселили слепую старушку в комнату без окон, канализации, воды и электричества. 67-летняя Зульфия Гайнуллина пила дождевую воду, ела то, что иногда приносили неравнодушные люди. Как-то перезимовала и приготовилась доживать свой век, уже не надеясь на чудо.


Но случилось чудо! О бабушке узнала волонтер Юлия Хакимова и объединила неравнодушных людей, которые откликнулись на просьбу о помощи и сделали бабушке ремонт. А местная глазная клиника согласилась сделать операцию, и бабушке восстановили зрение на одном глазу! Жизнь Зульфии перевернулась – теперь она будет жить в тепле, со светом и канализацией. Бабушка от всей души благодарит всех, кто принял деятельное участие в ее судьбе, для нее эти люди – настоящие герои!

Про Юлию Хакимову можно сказать, что свою жизнь она посвятила помощи людям. Невозможно рассказать о всех добрых делах этой удивительной женщины и сосчитать людей, которым она помогла. К сожалению, очень часто Юлия сталкивается с негативом и осуждением, люди не всегда готовы поддерживать что-то хорошее. Но Юлия давно не пытается никому ничего доказать. Просто делает добро. 

В 2020 году Юлия Хакимова стала героиней книги «100 подвигов обычных людей». В интервью мы спросили Юлию, как изменилась работа волонтеров в период пандемии,  кому старались помогать в первую очередь и какой совет Юлия хочет дать читателям книги.   
- Юлия, вы помогаете домам престарелых, малообеспеченным семьям, а для беженцев с Донбасса даже открыли бесплатную столовую, продав свою машину. А помните первый случай, с которого все началось?


- Я занимаюсь волонтерской помощью более 10 лет, помогаю людям. У нас нет зарегистрированной организации, мы помогаем сами по себе. Все начиналось, когда мы ездили в детские дома, приюты, дома престарелых. Я как-то всегда старалась помогать людям по возможности. Мне тогда было чуть больше 25 лет. Желание появилось само. Меня воспитывала бабушка, которая прошла войну. И мое воспитание основывалось на тех историях. У моей прабабушки в семье было 18 детей, 16 из них забрали на фронт в военные годы, и при всем при этом прапрабабушка, имея 18 детей и инвалидность (она не могла ходить), брала на воспитание еще и чужих детей.

И вот у меня с волонтерством все получилось само собой. Для меня было удивительно, что человек помогал другим даже в тяжелое военное время, а почему мы не можем помогать кому-то в наше мирное время? 

- Юлия, считаете ли вы свою прапрабабушку героем?

- Это жизнь и отношение человека к жизни, такое понимание жизни. Для меня герои – это люди, которые совершили подвиг. Подвиг для меня – что-то очень героическое. Например, когда наши деды шли на войну и погибали в окопах – вот это были подвиги. Когда человек выбирает, сохранить ему жизнь или нет. А у моей прапрабабушки просто было такое отношение к жизни. Если брать героев, которые совершили подвиги во время войны, то для меня это наши разведчики.

- Юлия, вы начинали помогать людям в одиночку или рядом были единомышленники, чей пример был для вас важен?

- Я всегда сама организовывала людей, сотрудников. Я сама создавала компанию.

- Как к волонтерству относится ваша семья?

- Моя семья – это мои дети, и они относятся к волонтерству с пониманием. Они тоже принимают участие, присоединяются ко мне. Они с детства подбирали разных кошечек, собачек. Сначала мы их лечим, потом они у нас живут, потому что не получилось их пристроить. Все начинается с детства. Порой идешь по улице и видишь, как мама гуляет с ребенком, и тут малыш увидел кошку. Он еще толком даже ходить не может, тянется к этой кошке, а мама ему кричит: «Фу, убери руки, она заразная!» Из этого и складывается доброта у детей, взрослые сами пресекают ее.

- В 2016 году вы взяли домой слепого бездомного старика. Прежде чем принять решение, вы советовались с вашими близкими? Какой была их реакция?

- Это решение мы принимали всей семьей за одну ночь, моя семья меня поддержала. Но этот дедушка далеко не первый человек, который был принят в нашу семью. В 2014 году мы помогали выехать многим семья из-под обстрелов на Донбассе, и потом эти семьи жили у нас какое-то время. Поэтому когда случилась история с дедушкой, то в этом ничего удивительного для моей семьи уже не было.

- А вы с самого начала решили, что дедушка останется у вас насовсем жить?

 

- Вначале мы не понимали – насовсем это или нет, это невозможно сказать сразу. Так же, как и с семьями это было, мы тоже не знали, сколько будет длиться война. Когда я в одной из групп увидела пост о дедушке, то мы тут же выехали на помощь. А я такой человек, что если я сказала, что помогу, дала хоть какую-то надежду человеку, то я должна все для него сделать. Изначально я ехала с надеждой, что мы просто снимем ему квартиру, но когда мы приехали и его увидели уже, то поняли, что один он жить не сможет. А поговорив с ним, я поехала домой советоваться с детьми. Они согласились его принять, хотя на тот момент мы не знали, есть ли у него еще родственники и так далее. Была цель – найти родственников, но если их нет или они не хотят общаться, то мы его оставим у себя. И теперь он уже наш дедушка.


- Он сейчас живет у вас? Какие у вашей семьи отношения с ним?

 

- Да. В нашей семье есть свои правила поведения, которые мы строго соблюдаем. Когда мне звонят люди и говорят, что хотят взять бабушку себе домой, но я вижу, что люди абсолютно не подготовлены – у них возникло моментальное желание, которое потом, возможно, пропадет. Человек изначально должен смириться и воспринимать людей такими, какие они есть. Только когда человек этому научится, он сможет ужиться с другими человеком. Я очень смиренный человек. Дедушка наш очень воспитанный, культурный, образованный человек, но у него тоже есть свои "тараканы". С какими-то из них мы боремся, с чем-то я смиряюсь. Поэтому у нас с дедом проблем нет.


- Юлия, в основном вы помогаете пожилым людям. Часто оказывается так, что у них живы дети и живут достаточно благополучно. Пытаетесь ли вы с ними связаться, как-то повлиять, чтобы они начали заботиться о родителях?

 

- Мы помогаем не только старикам, но и семьям. Я бы даже сказала, что помощь семьям для нас является основной, но я про это не рассказываю, потому что это может отразиться на детях, которые ходят в садик, в школу. Я трепетно отношусь к их миру и стараюсь не рассказывать о них. Я 90% информации о семьях не публикую. Что касается стариков, то какие бы у них не были дети – хорошие или плохие, хотят они помогать или нет - кого-то вразумить бесполезно. И тут два варианта: либо смотреть на этих родственников и думать о том, как голодают их старики, либо просто помочь старикам. А какими бы они не были – они дети своих родителей. Мы в свою очередь всегда стараемся наладить общение, но никого не вразумляем. Если бы мы этим занимались, к нам бы просто не обращались в таком количестве.

- Как вы проверяете информацию о людях, которые обращаются к вам за помощью?

- Все зависит от ситуации. Если человек просит продукты и едет или идет за ними из другой части города, то такую информацию я проверять не буду по той простой причине, что если бы человек не нуждался, то он бы не пришел. Если помощь более глобальная (оформление документов, восстановление жилья), то мы все проверяем. На моей странице нет ни одной истории, которую я бы не проверила сама. 

- Бывали ли случаи, когда помощи просили мошенники?

- Да каждый день! Не было ни дня, чтобы мне не написали мошенники.

 

- Юлия, у вас свой бизнес. Как вы успеваете совмещать волонтерство и предпринимательство?


- У меня маленький бизнес – кузнечный цех. А про время – это больной вопрос, потому что времени не хватает. На данный момент у меня очень маленький коллектив из четырех человек, но я в каждом из них уверена, как в себе. И кузнечный цех работает только благодаря тому, что есть человек, на которого я могу положиться.

 - Есть ли у вас помощники? Сколько их на сегодняшний день?

- У меня немного помощников, потому что у нас люди надолго не задерживаются. Человека должна понимать семья на 110%. Мне очень часто звонят со словами: «Я тут прочитал пост, не могли бы вы мне рассказать...», а время на часах полчетвертого утра или вообще часа два ночи. Мои дети в последние годы научились со мной разговаривать по телефону кратко, четко, понятно.

- Хотели бы, чтобы ваши дети в будущем обязательно стали волонтерами или это их собственный выбор и вы не настаиваете?

- Я бы хотела, чтобы мои дети оставались отзывчивыми людьми и приносили пользу обществу, но не в том объеме, в котором это делаю я.

- Где в основном берете финансы для вашего проекта, обращались ли вы за помощью к государству?

- Мы существуем только за счет моих подписчиков и пожертвований от обычных людей. Часто этой поддержки не хватает, и тогда я вкладываю свои деньги.
- Вы рассказываете о деятельности вашего проекта в социальных сетях, часто там можно встретить много негатива. Что помогает вам справиться с этим и не опустить руки?

 

- Если честно, то я с соцсетями до сих пор не разобралась, я не знаю, как правильно их вести. И в соцсети попадает лишь 20-30% того, что мы делаем, потому что просто нет времени, чтобы об этом писать. И писать о том, что ко мне сегодня пришли семь человек и каждого описывать – ленты не хватит. Но меня сейчас многие знают, негатива меньше стало. И меня больше волнует, что мои подписчики, которые знают меня, начинают вступать с такими людьми в споры, защищают меня, расстраиваются. А когда такой негатив был в первое время, то мы с помощницей Светланой пытались круглые сутки им что-то доказывать, на нас жаловались, страницы блокировали. А сейчас, если я устала и вижу, что толка не будет совсем, то промолчу. И в последние годы таких людей ничтожное количество.

- Как на деятельности вашего движения отразилась пандемия коронавируса?

- Вышел документальный фильм, который снимался в разгар самоизоляции. В тот момент я была эмоционально перегружена невероятно, я до сих пор не могу восстановиться. Я надеюсь, что все это пройдет и нам скоро станет легче, но я понимаю, что это будет не скоро, не в ближайшее время точно. Тот слой населения, которое раньше само как-то выживало, сейчас «вылез» наружу и справиться со своими проблемами самостоятельно он не может. Мир изменился, и они не могут к нему приспособиться.

Я еще с 28 марта (а сегодня уже 22 июля) отдыхала всего два дня. Остальное время работала с утра и до ночи. Время было очень тяжелое, и очень хочется, чтобы люди осознали, что мир поменялся и он будет другим, каким я не знаю, но точно другим. Я очень благодарна всем, кто нам помогал, потому что у нас доходило до 50 заявок в день, и я просто уже не справлялась. Я понимала, что мы не сможем никому помогать, пора вешать замок и уходить. И мы смогли это сделать только благодаря людям.

- А в это время было больше пожертвований от людей или, наоборот, они уменьшились?

- Я не могу об этом судить. Но отзывчивость людей резко выросла. И когда я смотрю, как жалуются многие благотворительный фонды, что вот пожертвований нет, и они вынуждены закрываться, то меня это удивляет. Например, такие организации, как «Добродомик», которые адресно помогают людям, они все справились.

- Юлия, а как вы относитесь к тому, что нас уже пугают «второй волной»? У вас есть какой-то план действий на случай, если осенью все повторится?

- Не могу ничего сказать, потому что мы зависим от помощи других людей. Но я точно могу сказать, что в плане социальной сферы мы ни из какой первой волны еще не вышли. Мне только хотелось бы, чтобы люди тоже поменяли свое отношение к социальной сфере, потому что за эти несколько месяцев она поднялась так, как никогда ранее не поднималась. Но народ стал относиться к этому, как к должному и не понимает ценности этого.

Например, если взять семьи с детьми, то там никогда не было такой поддержки, чтобы им «с неба» падало по десять тысяч в месяц. И надо еще понимать тот слой населения, с которым мы работаем. Я к ним приезжаю, спрашиваю - оформили ли они пособие, они говорят, что уже получили и потратили все на одежду. То есть в семье трое детей – они пошли и на тридцать тысяч накупили одежды. У них нет понимания, что нужно сэкономить и отложить на завтрашний день, потому что завтра будет день и детей нужно кормить. Меня это немного коробит. Как будто они нашли кошелек на улице и нужно поскорее деньги потратить. Но нужно понимать этих людей, они таких денег не видели. С ними с каждым нужно работать и объяснять элементарные вещи.

- Кому в это время помогали в первую очередь?

- В первую очередь мы помогали семьям, потому что старикам помогали волонтеры, им правительство выделяло продуктовые наборы в достаточно большом количестве. Мы брали категорию приезжих людей, которые остались без работы и возможности выехать домой, соответственно, никаких выплат они не получали. Также мы взяли стариков, у которых минимальный размер пенсии, и категорию людей предпенсионного возраста, которые остались без работы. Но у нас в республике была развернута очень мощная социальная поддержка, я даже была удивлена. Мы взаимодействовали с социальной службой, нам помогали другие организации, в этой ситуации мы все объединились. Это было мощным стимулом, чтобы продолжать помогать. Для меня это было очень неожиданно.

- В книге «100 подвигов обычных людей» мы расскажем о вас. Это книга для подростков. Что вы хотели бы им сказать?

- Идите вперед, не оглядывайтесь, смотрите шире!

 

Я знаю об этой истории больше

Знаете об этой истории больше?

В свободной форме. Пожалуйста, не помещайте в это поле ссылки. Их вы можете прикрепить ниже
Вы можете прикрепить фото в форматах .jpg, .png
Редактор свяжется с вами, если появятся вопросы
Все правки проходят премодерацию. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации без объяснения причин
22
Сказать спасибо
Поделиться